close_btn
Просмотры 97 Голоса 0 Комментарии 0
?

Shortcut

PrevПредыдущее Статьи

NextСледующее Статьи

Larger Font Smaller Font Вверх Вниз Go comment Напечатать Прикрепить файл
?

Shortcut

PrevПредыдущее Статьи

NextСледующее Статьи

Larger Font Smaller Font Вверх Вниз Go comment Напечатать Прикрепить файл

Осенью 1937 года 54 эшелона привезли депортированных корейцев в Узбекистан – свыше 16 тысяч семей (74,5 тыс. человек). Переселенцев разместили, в основном, в Каракалпакии, Хорезмской, Самаркандской, Ферганской областях. Наибольшее количество корейцев приняли хозяйства Ташкентской области. Постановлением правительства СССР о переселении корейцев предусматривалось строительство для переселенцев домов. Однако из-за очень коротких сроков (1 месяц) местные власти не успели построить дома. Поэтому переселенцев размещали в хозяйственных постройках (сараях, конюшнях), школах. Многие корейские семьи были расселены по узбекским семьям.

 

0.jpg

 

- Я окончил педагогический институт, многие годы работал учителем,

 

затем директором трех средних школ, - рассказывает Султан Палванов, 1936 г. рождения, в прошлом директор школ №№ 50, 60 и 61 Уртачирчикского района. - Имею награды за труд. Быстро пролетело время. Уже разменял девятый десяток…

Когда я вижу корейцев, ловлю себя на том, что высматриваю в них знакомые черты лица дяди Пан Джу…

В нашем селе, который раньше был колхозом, носившим имя легендарного Ким Пен Хва, корейцы давно стали своими. Сколько я помню, мои родители всегда уважали корейцев - за их трудолюбие и веру в лучшее будущее, ставили их в пример. При этом они удивлялись, сходству культур и обычаев корейцев и узбеков.

Когда началась война (1941-1945), всех трудоспособных корейцев мобилизовали в трудовую армию. Ходили по домам, записывали всех членов семьи, иногда сразу забирали в военкомат.

В нашем доме жил молодой кореец Пак Пан Джу с женой Татьяной и тремя детьми. Однажды он пришел домой огорченный, его отправляли в трудовую армию, и он беспокоился, что семья останется без кормильца.

Моя мама решила уберечь Пан Джу от трудовой армии, предложив спрятаться… в сундуке, который находился в углу большой комнаты. Мне было 7 лет, и я хорошо помню, как на задней спинке сундука мама проделала большое отверстие. Это чтобы Пан Джу не задохнулся. И он после долгих уговоров матери согласился.

- Когда пришли с военкомата, он уже спрятался в сундуке, над которым высилась стопка курпачи - одеял...

С того времени до конца войны Панджу работал на поле от зари до зари, выращивал рис, уходил и приходил тайком, когда было темно, кормил всю нашу общую семью из девяти человек. Кроме меня, в семье были сестренка Тамара и братишка Васильхон.

Когда вернулся отец с войны, выслушал от мамы, как мы жили, как Пан Джу заботился о нас, он обнял его, назвал его своим родным братом. С тех пор и по сей день мы считаемся родней.

Наверное, моя мама поступила неправильно, спрятав Панджу, она не думала о последствиях. Ею двигала жалость, доброта. И, сегодня, с высобы времени, я одобряю поступок мамы и горжусь ею.

Ранения отца на войне часто давали о себе знать. Он часто не мог ходить, болела спина. Пан Джу построил кудури (печь для подпольного обогрева) и уговорил его лежать там. Потом принес откуда-то змею и сварил из нее суп, заставив, как ни отнекивался отец, выпить змеиный бульон. Очень скоро отец пошел на поправку... С тех пор многие наши односельчане именно таким образом лечатся от простуды, болей в спине. И передают этот рецепт из поколения в поколение.

 

00.jpg

 

 

- В 1937 году депортация корейцев производилась целыми селениями. Так, рыболовецкий колхоз «Северный маяк» был переселен в Среднечирчикский район Ташкентской области. Бывшие рыболовы стали выращивать рис, хлопок, другую сельхозпродукцию, - рассказывает Константин Алексеевич Пак, 1930 года рождения, родом из Приморского края, село Озерное, которое расположено близ озера Ханка. - Мои родители работали в Синдухинском рисоводческом совхозе.

Помню, в 1937 году, до переселения у нас в Приморье был жуткий голод, рис не уродился. Совхоз сдал государству почти весь урожай, и рабочие совхоза остались без риса. Чтобы хоть как-то выжить, и взрослые и дети выходили на рисовые поля и собирали остатки урожая. Мы, дети, выискивали норы грызунов (мышей, сусликов), которые в отличие от людей, смогли запастись на зиму весьма добротно. Если повезет, то в одной мышиной норе мы находили несколько килограммов неочищенного риса. 

Потом по радио объявили, чтобы все корейцы собрали документы, самые необходимые вещи, продукты на неделю и назавтра утром собрались у дирекции совхоза.

Наутро, когда сельчане собрались в назначенном месте, люди в военной форме сказали, что сейчас нас погрузят на машины и отвезут на железнодорожную станцию. А с какой целью, куда повезут, ничего не сказали.

Взрослые с тревогой переговаривались, некоторые возмущались. А мы, малышня, честно говоря, даже радовались, что покатаемся на машинах и даже на поезде.

В общем, на станции погрузились в вагоны, предназначенные перевозки для скота, по 50 – 60 человек и тронулись в путь в неизвестность…

Ехали долго, больше месяца, изголодавшиеся ранее, мы просто молча терпели голод, было одно желание хотя бы напиться воды… Только иногда ночью состав останавливался, тогда мы могли напиться вдоволь воды и поесть рисовой похлебки, которую взрослые, если повезло, успевали сварить на костре возле вагонов, разведя костер.

В пути многие заболевали, некоторые умирали, умерших на очередных остановках поспешно хоронили…

По прибытию в Ташкент мы с родителями попали в Уртасарайский район, колхоз имени Блюхера, который затем переименовали на колхоз им. Ленина. Поселили в барак – длинное здание, без всяких перегородок. Вероятно, барак предназначался для скота. Сделали перегородки из досок и простынь. Получились, как стойла для лошадей. В каждом стойле и жила семья.

Для колхоза выделили земли – для посева риса. Это были камышовые заросли. Родители работали на поле с раннего утра до поздней ночи, чтобы подготовить поля под весенний сев риса. И мы, дети, тоже работали. Мы набирали в колхозной животноводческой ферме навоз в мешки и несли на поле. А там рукой разбрасывали навоз, удобряя землю. Была страшная вонь, но такая была тогда жизнь.

Помнится, в 1940 году в школе, где я учился, возле учительского кабинета было написано крупными буквами «В школе разговаривать на корейском языке запрещается!». Дело в том, что в 1939 году все корейские школы правительственным постановлением были переведены на русский язык обучения. И дирекция школы поняла это буквальным образом.

Однажды в школу пришла комиссия во главе с заведующим областного отдела народного образования, фамилию, к сожалению, не помню. Когда ему в глаза бросилось это объявление, он пришел в негодование. На наших глазах от стал отчитывать директора школы: «Какое вы имеете право запрещать говорить детям на родном языке!», - и распорядился немедленно убрать это объявление. Заведующий был узбек. Этот случай надолго врезался мне в память. Я стал понимать, насколько узбеки уважали культуру и обычаи совершенно чужого им народа.

Конечно, перевод школы на русский язык обучения мы, дети, перенесли тяжело. Ведь все мы говорили только на корейском языке, мало кто знал русский. Поэтому, хотя я должен был учиться в третьем классе, меня перевели в первый класс.

Судьба моя складывалась нелегко. Из-за семейных обстоятельств, тяжелого материального положения, я лишь в 35 лет получил высшее образование. В 1965 году окончил заочно сельскохозяйственный институт и продолжил работать в школе учителем биологии.

Постепенно жизнь стала улучшаться. Все дети получили образование, живем хорошо, все есть.

Но иногда меня мучает вопрос: за что корейцы подверглись депортации? Вроде, много читал и знаю всю историю, но когда вспоминаю родителей, опять возникает вопрос – почему они, почему мы должны были пережить все это?

Но потом, успокоившись, я думаю, как же хорошо, что мы попали в Узбекистан, где мир и покой - это главное для страны, что к нам тепло и по - родственному относились узбеки. Прожив жизнь, я понял, что надо ценить жизнь со всеми ее проявлениями, смотреть вперед и никогда не отчаиваться!

Никогда не забуду аромат вкусной лепешки, когда попробовал, будучи голодным по приезду в Узбекистан, гостеприимность и щедрость узбекского народа я ставлю высоко над всеми перипетиями судеб человеческих.

Слышал, скоро будет открытие монумента в благодарность узбекскому народу от корейцев Узбекистана. Поддерживаю всем сердцем этот проект.

Алла МАГАЙ.

 


  1. ВСПОМИНАЯ МИНУВШИЕ ДНИ

    Осенью 1937 года 54 эшелона привезли депортированных корейцев в Узбекистан – свыше 16 тысяч семей (74,5 тыс. человек). Переселенцев разместили, в основном, в Каракалпакии, Хорезмской, Самаркандской, Ферганской областях. Наибольшее коли...
    Date2017.07.13 Byadmin Views97
    Read More
  2. Открытие мемориала

    Сегодня 3 июля 2017 года в столичном парке "Сад дружбы" произошло грандиознейшее событие - открытие мемориала к 80 - ти летию переселения корейской диаспоры в знак огромной благодарности узбекскому народу за теплоту и доброту от корейского ...
    Date2017.07.04 Byadmin Views69
    Read More
  3. Павильон Узбекистана стал вторым по посещаемости на ЭКСПО-2017 в Астане

    Павильон Узбекистана стал вторым по посещаемости на ЭКСПО-2017 в Астане Павильон Узбекистана вошел в тройку самых посещаемых на выставке ЭКСПО-2017 Astana, заняв второе место. Об этом сообщается на официальном сайте мероприятия. Лидером трой...
    Date2017.06.12 Byadmin Views71
    Read More
Board Pagination Prev 1 Next
/ 1